ВСЕ НОВОСТИ

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«     Ноябрь 2021    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
         

"Мне нравится, что здесь коррупция": Украина манит беззаконием, дешевизной и рейв-вечеринками — The New York Times

  120   0 16.11.2021, 23:16 | Статьи, Политика
"Мне нравится, что здесь коррупция": Украина манит беззаконием, дешевизной и рейв-вечеринками — The New York Times

Закон о легализации криптовалют и виртуальных активов, который Верховная Рада приняла в начале сентября, является одним из шагов властей Украины в кампании по «ребрендингу» страны.

Такой шаг может превратить Украину в мировую криптостолицу мира, однако в то же время кроет в себе парадоксальное противоречие, поскольку может лишь усугубить репутацию страны на фоне ее многолетней борьбы с коррупцией, пишетамериканская газета New York Times, информирует UAINFO.org.

Предприимчивый 37-летний Михаил Чобанян, получивший образование в британской частной [бизнес-] школе, одинаково свободно владеет английским и ориентируется в нравах и обычаях Украины — которую считает преимущественно свободным от норм закона фронтиром и по которой любит колесить на своем черном Ferrari 612. Он является основателем компании Kuna, одной из первых криптовалютных бирж в Восточной Европе. Для Чобаняна его родная страна — потрясающее место для ведения бизнеса, но лишь покуда вам хватает смелости ориентироваться в системе, где процветает коррупция.

Главный из плюсов, как объясняет он в своем офисе с видом на Днепр, это степень свободы, какой развитые страны не знают уже сотни лет.

Например, здесь можно избежать ответственности за убийство.

«В этой стране вы можете убить человека и не попасть в тюрьму, если у вас достаточно денег и связей, — говорит он, попивая чай на мягком кожаном диване. — Если же связей у вас нет, это обойдется дороже».

Такая этика вседозволенности преследовала Украину в течение многих лет, но теперь правительство надеется похоронить ее с помощью криптовалюты. В начале сентября парламент принял закон, которые легализирует и регулирует биткойн-операции — что стало первым шагом в амбициозной кампании, призванной как поддержать процветающую торговлю криптовалютой, так и провести ребрендинг всей страны.

«Ключевая идея — стать одной из ведущих юрисдикций в мире для криптокомпаний, — говорит Александр Борняков, заместитель министра цифровой трансформации в ведомстве, которое существует уже два года. — Мы убеждены, что это и есть новая экономика, это будущее, и мы считаем, что это будет способствовать развитию нашей экономики».

Суть этой идеи он воплотил в 90-секундном рекламном ролике, который «продает» Украину подобному тому, как Apple торгует гаджетами. Под саундтрек в стиле техно видеонарезка показывает, как пекари, руководители, медсестры и другие [украинские] граждане, вполне довольные своей жизнью, обитают в своего рода высокотехнологичной нирване.

«Мы инвестируем в стартапы и создаем надлежащие условия для их роста, — говорит по-английски закадровый женский голос. — Наша цель — построить самую удобную страну в мире для людей и бизнеса».

Этот месседж — представить Украину как желанную цель для предпринимателей, ищущих государство с низкими налогами, минимумом документов и множеством квалифицированных инженеров — Борняков отправил на «гастроли», включая летний тур по Кремниевой долине. Президент страны Владимир Зеленский встретился с генеральным директором Apple Тимом Куком, а также со студентами Стэнфордского университета.

Многие экономисты и политики относятся к криптовалютам с большим подозрением, считая, что такие валюты предпочитают отмыватели денег, террористы, мафиози и виртуальные вымогатели. Однако сейчас проводится международный конкурс Crypto’s Got Talent, в котором участвуют многие страны. По мере того, как предприниматели все больше окунаются в этот мир, правительства некоторых стран делают нехитрые расчеты.

Если инвесторы намерены вкладывать деньги в такие компании, значит их следует побуждать к релокации. А в последнее время инвесторы «вкачивают» средства лихорадочными темпами. Объем финансирования всего, что связано с блокчейн-технологиями — криптовалют, игр, инфраструктуры, NFT  — взлетел до $7 млрд за первую половину 2021 года, свидетельствуют данные компании CB Insights, отслеживающей эту отрасль.

Поэтому Польша предлагает налоговые льготы и финансовую поддержку, чтобы привлечь технических специалистов, и даже переманивает их из Украины (а Украина уже разрабатывает контрмеры, говорит Борняков). Литва, Эстония, Мальта, Мексика, Таиланд и Вьетнам тоже включились в гонку.

Интерес Украины не ограничивается лишь новыми рабочими местами и ​​дополнительными налоговыми поступлениями. Запятнанная десятилетиями финансовых скандалов и сотрясаемая распрями олигархов, Украина сегодня занимает вторую строку среди самых бедных стран Европы. Усердно пытаясь развить финансовую систему и культуру, где доминируют цифровые технологии — в Украине уже внедряют онлайн-паспорта — лидеры страны надеются на масштабную перезагрузку, которая бы позволила «переписать» давнишний нарратив о хаосе и продажности, царящих в стране с момента обретения ею независимости в 1991 году.

В этой стране вы можете убить человека и не попасть в тюрьму, если у вас достаточно денег и связей

Проблема заключается в том, что многие здешние предприниматели из технологической среды утверждают, что система нравится им именно такой, как она есть, а особенно — ее недостатки. А это приводит к парадоксу, который лежит в основе попытки нового переосмысления Украины. Страна предлагает солнечный свет и легитимность сообществу топ-менеджеров, которые зачастую предпочитают темноту и квази-полузаконный статус.

Украина уже привлекла некоторых американцев и британцев в криптоиндустрию, однако они пришли не потому, что являются приверженцами верховенства закона. Вместо этого они воспевают все прочее, от доступных цен в ресторанах до отвязных рейвов. И что еще лучше [для них], власти не имеет ни малейшего представления о том, что делают и сколько зарабатывают такие предприниматели.

«Нет никаких правил, — говорит Чобанян со своеобразным чувством патриотизма. — Ну, правила есть, но их можно нарушить. Это идеальный баланс между абсолютной анархией и возможностями».

Пробуждение суперзвезды

Украинцы входят в число самых заядлых приверженцев криптовалют в мире, занимая четвертое место в рейтинге Global Crypto Adoption Index, составленном компанией Chainalysis, занимающейся анализом данных. Сейчас через страну ежегодно проходит объем средств, эквивалентный $8 млрд, а объем ежедневных транзакций с криптовалютами, составляющий около $150 млн, превышает объем межбанковского обмена фиатными деньгами .

И дело здесь не столько в криптолихорадке, сколько в отсутствии лучших вариантов. Банки в Украине настолько архаичны, что для отправки или получения даже небольших сумм денег из другой страны придется преодолеть невыносимую полосу препятствий в виде бумажной волокиты.

В равной степени плохо и то, что национальную валюту страны, гривню, пожирает инфляция. Фондовый рынок в Украине не так велик, а зарубежные [активы] практически недоступны. Для тех, кто хочет, чтобы их сбережения росли в цене, остается недвижимость и криптовалюта. Последняя часто чрезвычайно нестабильна: биткойн потерял половину своей стоимости в период с апреля по июль 2021 года, а затем возместил потери и установил рекордный максимум в октябре. Но он более ликвидный, чем, скажем, квартира, и лишен препятствий [в обращении] по сравнению с обычной денежной системой.

«Банки создают отличный спрос на мои услуги», — говорит Чобанян.

Сейчас [первая в Украине криптовалютная биржа] Kuna обрабатывает транзакции на сумму около $3 млн долларов в день — гроши по сравнению с такими великанами, как Binance, но достаточно, чтобы компания оказалась в свежем списке самых дорогих компаний Украины по версии Forbes. Чтобы достичь такого уровня популярности, потребовались годы. По словам Чобаняна, когда он первый раз продавал криптовалюту, это было похоже на торговлю наркотиками.

Компанию Kuna — названную в честь шкуры куницы, которую использовали вместо валюты в древности — он запустил в марте 2014 года. Тогда это была компания из трех человек, представлявшая собой не более чем веб-сайт с номером телефона и указанным курсом обмена валют. Чобанян вложил в компанию около 50 биткойнов, которые он приобрел после изучения банковской и платежной индустрии в 2011 году, придя к выводу, что криптовалюта может изменить мир.

Позвонил клиент, который хотел купить биткойны на сумму около $100. Они встретились на одной из центральных улиц Киева. Парень передал наличные, Чобанян — биткойны через свой мобильный телефон.

«Я был ошеломлен, — вспоминает он. — Я думал, меня немедленно арестуют».

На это понадобилось чуть больше времени. Полиция явилась в его квартиру в ноябре 2015 года — по сценарию бывшего тогда в ходу вымогательства. Kuna на тот момент время вела весь свой бизнес в Интернете и стала излюбленной биржей для растущего числа поклонников криптовалюты [в Украине]. Пятеро полицейских несколько часов обыскивали квартиру Чобаняна и конфисковали его мобильные телефоны, компьютеры и даже Wi-Fi-роутеры.

«Они думали, что у меня есть и наличные», — говорит Чобанян. Но их у него не было. Чобанян знал, что от него ждут явки в отделение полиции и «выкупа» своей техники. Вместо этого он написал эмоциональный пассаж, используя компьютер своего адвоката, описал в нем свои злоключения и опубликовал его в Facebook.

«На следующее утро я проснулся суперзвездой, — говорит он. — Я посетил пять или шесть ток-шоу, включая политическое шоу с самым высоким рейтингом в стране».

Мелкая коррупция, как и взятки патрульным, в Украине почти исчезла, и с 2012 года страна улучшила свои результаты в индексе восприятия коррупции Transparency International. С другой стороны, ментальность вседозволенности сохраняется.

Украина жестко борется с поддельными сертификатами о вакцинации против COVID-19, и, похоже, мало кого беспокоит тот факт, что мэр Киева Виталий Кличко, бывший чемпион по боксу в супертяжелом весе, живет рядом со стрип-клубом, который прославился как место для встреч с проститутками. (О том, владеет ли градоначальник клубом Рио, как называется это заведение, данных нет. Хотя, похоже, оно работает по собственным правилам: в апреле 2021 года группа предпринимателей протестовала перед зданием мэрии, жалуясь на то, что Рио был открыт во время пандемии, в то время как другим бизнесам пришлось закрыться).

Во время пешеходной прогулки по Киеву Чобанян рассказывает о политиках-взяточниках и строительных проектах, которые уже начали возводить дерзкие девелоперы, обойдя законы о зонировании и выдаче лицензий. Он описывает эти факты с нотками разочарования — из-за того, что в Украине что-то пошло совсем не так. Тем не менее, эти недостатки позволяют ему управлять компанией без какого-либо надзора. То, что делает эту страну идеальной для компании Kuna, — слабое правительство и дефицит ограждающих правил — является в то же время национальной трагедией для широких слоев населения.

На данный момент правительству ничего не известно о размере, доходах или структуре компании Чобаняна, в том числе о численности персонала. Когда во время нашего интервью женщина приносит ему чай, он описывает ее как «предпринимателя» [вероятно ФОП — прим.ред.], что, как он объясняет, избавляет его от необходимости платить ей зарплату.

«Прямо сейчас правительство не участвует в моем бизнесе, — говорит он. — Никак».

Вам понадобятся юристы

Украина пережила слишком много финансовых скандалов, чтобы ожидать большого притока руководителей крупных международных инвестиционных банков — как со стимулами, так и без них. Но затем появилась криптовалюта, у которой есть свои проблемы с репутацией. Возможно, это идеальное совпадение.

Совсем не так описывал плюсы криптовалюты Борняков во время знаковой встречи в начале этого года с Зеленским. Бывший телевизионный комик, который был избран президентом в 2019 году, возможно, наиболее известен как телефонный собеседник бывшего президента Дональда Трампа в разговоре, который привел к первому импичменту Трампа. Борняков делал акцент на возможностях [криптовалют] с точки зрения создания рабочих мест и экономического роста, подчеркивая также минусы бездействия [в этой сфере].

«Здесь [царит] теневая экономика, — говорит Борняков в интервью, — и если ничего с этим не делать, ее будет все больше и больше, и мы не знаем, чем все это обернется».

Он общается [с NYT] в роскошном коворкинге в стильном уголке города. Его владелец объявил [сеть рабочих пространств премиум-класса] Creative States «пятизвездочным отелем для бизнеса». На первом этаже здесь расположено кафе с элементами ар-деко и обилием мебели с обивкой цвета Taupe, включая диван с декоративными подушками, на каждой из которых есть фотография актеров из сериала Друзья. Здесь обосновались три этажа новых компаний.

У Борнякова есть кабинет в сером здании министерства, построенном в советские времена, однако разместившись в модном предпринимательском центре он подчеркивает, что его миссия — радикальный отход от привычных для власти традиций. И он только берется за дело.

«Мы собираемся создать своего рода цифровые посольства по всему миру, в которых бы работали „цифровые амбассадоры“, как мы их называем», — рассказывает он,

Цель состоит в том, чтобы удвоить вклад технологичных бизнесов в ВВП Украины с 5% до 10%, а также удвоить количество людей, занятых в технологической отрасли, примерно до 500 тыс. человек. К 2025 году, когда ВВП Украины, согласно прогнозам Всемирного банка, достигнет $180 млрд, вклад сферы технологий в эту цифру должен составлять $18 млрд.

А как насчет коррупции, которая поразила эту страну и может отпугнуть потенциальных иммигрантов? Будущие администрации могут посягнуть на процветание технологических компаний без рейдов и захватов. С востока угрожает Россия. Кроме того, стоит беспокоиться и о революциях: с 2004 года их было уже две.

Даже без новой революции комбинация слов «Украина» и «криптовалюта» звучит как фиаско еще на этапе становления, считает Стивен Ханке, профессор прикладной экономики в Университете Джона Хопкинса и ярый скептик биткойна.

Большинство известных ему исследований показывают, что примерно половина всех биткойн-транзакций совершается с какой-либо незаконной целью. По его мнению, это не та отрасль, в которой Киеву стоит усматривать заманчивую цель.

«В стране повсеместно распространена коррупция, повсюду роятся преступные группировки, — говорит он. — Украина привлечет темных личностей, потому что темные личности любят проникать в такие страны, как Украина».

Мне не нужны лоббисты. Мне достаточно заплатить кому-то на границе — и я могу. Мне достаточно заплатить политикам — и я могу.

Борняков с этим не согласен, хотя его контраргументы весьма своеобразны. Он утверждает, что независимо от того, кто окажется у власти, иностранцы будут обладать своего рода «встроенной» защитой — просто потому, что они иностранцы.

«Вы можете поехать в Египет, где, насколько мне известно, тоже немало проблем, — отмечает он. — Но если вы турист, никто не станет причинять вам вред, никто вас не тронет, потому что на каком-то ДНК-уровне люди знают, что туристы приносят им деньги. Мы хотим создать здесь похожую ситуацию».

Как доказал опыт Чобаняна после обысков в его доме, основные активы технологической компании нельзя конфисковать так же, как нечистые на руку игроки могут взять под контроль, к примеру, электростанцию ​​или никелевый рудник. Было бы непросто присвоить, к примеру, киевскую компанию Hacken — фирму, работающую в сфере кибербезопасности, которая специализируется на работе с блокчейнами. Ее ценность составляет штат «хакеров в белых шляпах», разбросанных по всему миру.

Соучредитель компании Евгения Брошеван, сидя в конференц-зале Creative States, рассуждает о том, как ей удалось стать лидером в индустрии, где доминируют мужчины. По ее словам, это заслуга бабушки, преподавателя математики, которая, похоже, также одарила ее талантом практического мышления, что явно крайне необходимо в Украине.

«В любом случае вас понадобятся юристы», — говорит она, обсуждая возможные риски для компании.

«Мне нравится, что здесь коррупция»

К иевский ресторан 11 Mirrors Rooftop Restaurant Рибай предлагает стейк рибай за $180, фотографии знаменитостей с их автографами на стене и панорамный вид на центр Киева. Этот стейк-хаус, будто бы доставленный сюда воздуху из лac-вeгaccкого казино, принадлежит брату мэра, его коллеге-тяжеловесу Владимиру Кличко. Место идеально подходит для любителей посиделок. Стрип-клуб Рио находится в нескольких шагах дальше по той же улице.

В один из недавних вечеров за маленьким круглым столиком здесь оказались два члена международного «пула талантов» в криптосфере. Хартедж Сони, выросший в Принстоне (штат Нью-Джерси), является соучредителем Zokyo, аудиторской фирмы в криптосфере, которая оценивает безопасность токенов и смарт-контрактов. Шэйди Патерсон — британец, управляющий компанией, которая набирает сотрудников для других криптокомпаний. На нем футболка с надписью Take Your Pills.

 

Оба мужчины живут в Киеве и оба источают ощущение, что они нашли нужное место и нужный сектор в самый подходящий момент.

«Сегодня у нас есть множество возможностей в 100 раз увеличить ваши деньги в криптовалюте, — говорит Сони. — На пике взлета интернета число пользователей росло на 63% в годовом исчислении. Крипто-сфера с момента своего зарождения выросла на 137%».

Как и многие иностранные криптобизнесмены, живущие здесь, эти двое мужчин описывают Украину как своего рода страну-утопию для ощущений. Здесь все, от еды до стоимости такси, стоит не более четверти обычных цен на Манхэттене. На рейвах много кетамина и МДМА [«экстази»]. К тому же, свидания с девушками — во всяком случае, по их мнению — обычно похожи на сценарий шоу Холостяк.

«Они прямо соревнуются, чтобы произвести на вас впечатление, — говорит Сони о своем опыте общения с украинскими женщинами. — Со мной такое здесь случалось десятки раз: когда вместо того, чтобы я „клеил“ женщину, дама „клеила“ меня — причем женщина, которая, как мне казалось, была слишком для меня хороша».

Однако оба мужчины не слишком охотно хвалят Украину на публику. Страна обладает столь многими факторами притияжения, что они опасаются: если секрет ее очарования станет слишком широко известен, сюда переедет больше людей, что может свести на нет преимущества жизни иностранца.

У них также двойственное мнение о новом криптозаконе. Они осознают потенциальные преимущества легитимности, которую принесет разрешение властей. С другой сторорны, им нравится руководить компаниями, которые не заботятся о правилах и не платят украинские налоги. Что же касается «напряженных» отношений Украины с моралью и совестью — это еще одно коммерческое преимущество.

«Мне нравится, что здесь коррупция, — говорит Сони. — Здесь мы можем сыграть в игру, в которую в США вовлечены только элиты. Мне не нужны лоббисты. Мне достаточно заплатить кому-то на границе — и я могу. Мне достаточно заплатить политикам — и я могу».

Сони предпочитает, чтобы его бизнес оставался не только почти вне поля зрения властей, но и полностью вне его. Патерсону понятно такое желание. Но он говорит, что в таком случае придется либо заплатить процент бандитам, чтобы отмыть его деньги, либо процент «другим бандитам», а точнее властям Украины, которые бы превратили его сбережения в криптовалюте в целиком и полностью защищенный тайник.

В своих будущих «гастролях» Министерство цифровой трансформации Украины наверняка сформулирует это иначе, но Патерсон уловил суть посыла властей.

«Я могу легализовать все свои деньги, и ни одна страна ничего мне не скажет? — говорит он, будто описывая чудесный сон. — Я могу отправить их куда угодно? Я могу купить на них дом? Для людей из криптомира это просто офигительно».

Перевод - НВ

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Ноябрь 2021 (656)
Октябрь 2021 (769)
Сентябрь 2021 (720)
Август 2021 (745)
Июль 2021 (601)
Июнь 2021 (724)

ФОТОАРХИВ

«     Декабрь 2014    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
   
Погода