Сергей Гармаш: Путин никогда себя не чувствовал сильным. Именно от комплекса неполноценности вся эта демонстрация силы

«Дипломатия, геополитика — это такие процессы, в которых слова, иногда, говорятся ради самих слов, а не действий. Часто слова — это и есть действия, особенно сигналы, и, особенно, если они вызвали ответную реакцию противника. В дипломатии (особенно пока армия накапливает ресурсы) важно не реагировать, а вызывать реакцию противника, навязывать ему свою повестку дня, темы для обсуждений, нарративы, порой — просто вовлекать в диалог. Иногда целью диалога является не конкретное решение в его результате, а сам диалог. Именно к этой категории действий я отношу предложения и заявления Зеленского и Путина по двусторонней встрече», — об этом на своей страничке в Фейсбуке пишет журналист Сергей Гармаш, информирует UAINFO.org.  

«Все спрашивают: нужна она сегодня Украине или не нужна? На сегодняшний день, я уже не боюсь, что президент Зеленский в ходе переговоров тет-а-тет с Путиным может наобещать ему что-то, за что Украина расплатится своим суверенитетом или какой-то другой «зрадой». То, что я вижу изнутри процесса позволяет мне не опасаться этого. Зеленский не так прост, каким его хотят видеть, и в их Кремле и в нашей «ЕС». И даже тезис о непродуктивности диалога слабого с сильным — меня тоже уже не убеждает, потому что и слабость и сила — категории внутреннего самоощущения человека. Я думаю, что Зеленский не чувствует себя слабым. А Путин никогда себя не чувствовал сильным. Именно от комплекса неполноценности все эти демонстрации силы, усилия стать глобальным игроком, развязывание конфликтов в других странах и боязнь своей же молодежи на улицах. Это не сила — это недолюбленность. Слишком долго он подносил чемоданы, слишком долго был винтиком в кгбэшной машине. Это не сила, — это обида за недооцененность, — компенсация своей слабости. Так что, если такая встреча вдруг и состоится, то ничего страшного не случится.

Но, мне легко делать такой прогноз потому, что я вообще не верю в то, что она может состояться в ближайшие годы. Кремль уже заявил, что саммит может быть посвящен только обсуждению «двухсторонних отношений» из перечня которых он выбросил Донбасс и Крым. Эти темы Путин обсуждать не будет, потому что в таком случае он признает себя стороной конфликта — в случае с Донбассом; и признает саму возможность диалога (официально отрицаемую Кремлем) — по теме Крыма. Это на сегодняшний день — нереально!

А для Зеленского нет смысла встречаться с Путиным и не обсуждать эти темы, потому что именно они являются главной проблемой в отношениях двух стран, проблемой, затмевающей все остальные вместе взятые. И о чем они еще могут говорить — я не понимаю и не представляю. Как не поймет этого и украинское общество.

А тематика переговоров глав государств всегда заранее согласовывается, обсуждается и утверждается двумя сторонами. Поэтому шансов на такие переговоры (в Москве, на Донбассе или где бы то ни было) — ноль. Но сделать заявление, заставить противника реагировать, вовлечь его в тактический диалог, продемонстрировать свое стремление к конструктивном разговору и решению проблемы — это правильный ход», — завершает Гармаш.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Previous post На Кіровоградщині 20-річний хлопець залишив передсмертне відео й застрелився через борги
Next post Рано утверждать, что российские войска отведены от границы с Украиной – Пентагон