ВСЕ НОВОСТИ

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«     Ноябрь 2021    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
           
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
           

Космонавт — это нечто большее, чем Пугачева

  707   0 18.07.2011, 12:12 | Новости, Политика
Космонавт — это нечто большее, чем Пугачева Живет в Киеве невероятный человек. Начать хотя бы с того, что назвали его в честь космонавта Юрия Гагарина, еще и отчество совпало — оба Алексеевичи.

Библиофил знаком с известными писателями-­фантастами: Стругацкими, Стерном, Бердником. Один из авторов, Владимир Васильев, даже отправил Шевелу в космос — в качестве главного героя своего романа. Кроме того, Юрий владеет настоящим сокровищем — собранием книг по фантастике, которому в Украине позавидует любой коллекционер.

Так вот ты какой, книжный червь!
Находится все это добро в самой что ни на есть обычной хрущевке. Квартира полностью заставлена книгами. На стеллажах расположились экспонаты смежной коллекции Юрия Алексеевича — предметы, связанные с космической эрой: фарфоровые фигурки советских и американских космонавтов, макеты ракет и спутников, елочные игрушки, открытки.
— Я человек эпохи, когда все мальчишки хотели полететь в космос, — говорит Юрий Шевела. — Даже на детских площадках стояли горки в виде ракет, а при входе детворе салютовали космонавты в скафандрах. Мечтаю написать о духе того времени. Ведь для нас космонавт — это было нечто большее, чем Алла Пугачева.
Специфическая коллекция создает в квартире необыкновенную ауру: повсюду царит величественная библиотечная тишина, мягко окутывает запах старых книг. Юрий первым делом знакомит меня с «хранителем» коллекции. Это деревянная статуэтка сгорбленного библиофила, который одновременно читает пергамент, держит книги под мышками и даже между коленями. Юрий полушутя называет его «книжным червем».

Стал лилипутом и изучил пауков
Мой собеседник просит не задавать ему двух вопросов: сколько у него книг и сколько все они стоят. Дескать, книги цифрами не измеряются. И я прошу показать самую первую, самую ценную и самую любимую из коллекции. Юрий Алексеевич сразу оживляется:
— Первая книга, прочитав которую, я и заболел фантастикой на всю жизнь, — «В стране дремучих трав» Владимира Брагина. Герой романа уменьшился в размерах и путешествует по миру насекомых. После чтения я стал лучше разбираться в жизни пауков, чем если бы вызубрил курс зоологии!
А вот выделить из собрания том, который стоит для него сотни других, Юрию тяжело: одну книгу искал 15 лет, на другой — автограф Гагарина... Что же касается любимой книги — парадокс, но она не имеет ничего общего с фантастикой. Более 40 раз коллекционер перечитал «Золотого теленка» и «12 стульев» Ильфа и Петрова. Из большой любви к этим текстам он даже нашел редчайший перевод «Теленка» на украинский язык 1930­х годов.
— Все­-таки коллекция книг — это не совсем библиотека для чтения, — рассуждает Шевела. — У меня много переизданий. Какой обычный человек будет их перечитывать? Но библиофилу это интересно. Например, произведения Жюля Верна как Марко Вовчок перевела, так они и издаются по сей день. А вот текст в пяти изданиях «Агронавтів Всесвіту» автор Владимир Лозко переписывал каждый раз, как менялась политическая ситуация в СССР. Сначала главным героем был китаец, а когда с Поднебесной поругались, Лозко изменил национальность персонажа. Российский же фантаст Александр Казанцев переписывал роман «Пылающий остров» в каждом последующем издании с учетом технических открытий: выдавал новые тексты за первовариант, тем самым приобретая славу фантаста­провидца.

И не видать нам космического братства
Впрочем, горе­предсказателей, как Казанцев, библиофилы не любят. Все должно быть по­честному, уверен Юрий:
— Многие советские фантасты на самом деле не были пророками. Дело в том, что коммунисты не видели в этом жанре пользы для страны. Писать на нереальные темы можно было либо о военной мощи СССР (роман о подлодке — «Тайна двух океанов»), либо (после Великой Отечественной, когда обороноспособность уже доказали) о достижениях сельского хозяйства. Например, как управлять дождем. В основном об этом писали инженеры. Они общались с группами ученых, разрабатывающими какое­то ноу­хау, и создавали произведение, где это ноу­хау уже работает на благо советского общества. В итоге через пару лет все сбывалось, тогда авторам книг перепадала слава провидцев. Такой прием мы называем «фантастика ближнего прицела».
Кстати, говорит Юрий Алексеевич, российский критик Генрих Альтов разработал специальные таблицы по творчеству писателей­фантастов. Он отмечал роман, идею, воплощена ли она в жизнь и в каком году. Но изучил только творчество Александра Беляева, Герберта Уэллса и Жюля Верна. Анализ показал, что предсказания этих авторов сбылись на 50%.
— Сегодня пересадка органов, описанная Беляевым в «Человеке­амфибии», — будничное дело, — продолжает Шевела. — Так же, как подводные лодки, лазерные лучи, мобильные телефоны. А современные фантасты мало пишут о светлом будущем. Место утопий о космическом братстве или идеальном обществе в книгах заняли предсказания об экологической, химической или ядерной катастрофах либо межпланетных войнах.

Берут пример с Эллочки
Впрочем, и живем­то без пророков. Библиофил с грустью отмечает, что ему попадается все меньше интересных авторов.
— Писатели сильно «спопсились», — считает Юрий Алексеевич. — Настоящей фантастики почти нет — одно фэнтези. Но если раньше и в этой области попадались интересные авторы (к примеру, Святослав Логинов, который специально создал героев в плоскости монгольской мифологии, когда жанр буквально заполонила скандинаво­кельтская), то нынче все слишком однообразно: одни и те же герои, бестиарии, оружие. Авторы задали себе попсовый ритм — 120 ударов в минуту — и клепают тексты. Подумать только: в одной России за год выходит до двух тысяч книг фэнтези. Нормальный человек приблизительно столько может прочесть за всю жизнь! Но это вовсе не литература. У авторов лексический запас, как у Эллочки­-людоедочки — 30 слов.


«Мистецький Арсенал» обманул
С общим состоянием «опопсения» Юрий Шевела борется по­своему: увлекает детей чтением. А если уж удается присадить ребенка на фантастику — он спасен: у человека вырабатываются антитела к попсе. Фантастика приподнимает над будничностью, это ведь научные теории, изложенные в популярной форме.
— Правда, за детский ум приходится бороться с телевизором. Как­то рассказывал ребятам из кружка об Алисе, гостье из будущего, а они спорят: не Алиса это, а Ева. Я им — Алиса, они мне — Ева. Оказывается, дети имели в виду солистку группы «Гости из будущего», — рассказывает Юрий.
Раньше с ребятами он занимался в клубе «Лоцман фантастики», но уже несколько лет у кружка нет помещения. Идея клуба не сошла на нет: любители фантастики продолжают встречаться в квартире Шевелы. Обсуждают новинки, приглашают интересных людей, просто пьют чай и читают стихи. Но детей в клубе мало.
А еще Юрий грезит о музее украинской фантастики. Не просто о собрании экспонатов, а о центре, при котором начнут работать и его библиотека с электронной версией, и кружки для ребят, где можно будет изобретать, ставить опыты. Загвоздка пока в тех же квадратных метрах. Юрию Алексеевичу обещали выделить площадь в «Мистецькому Арсеналі», но обещаниями, к сожалению, все и закончилось.

Татьяна КОГУТИЧ
"Вечерние Вести"

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Ноябрь 2021 (656)
Октябрь 2021 (769)
Сентябрь 2021 (720)
Август 2021 (745)
Июль 2021 (601)
Июнь 2021 (724)

ФОТОАРХИВ

«     Декабрь 2014    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
   
Погода