ВСЕ НОВОСТИ

Новости от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«     Август 2018    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
     

«И капли слез срываются с небес…»

  429   0 23.04.2012, 14:03 | Статьи, Общество
«И капли слез срываются с небес…» В ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС участвовала легендарная группа киевских водолазов

Те чернобыльские события февраля 1987-го, участником и свидетелем которых я был лично, лежат в моей памяти отдельным «файлом». И каждый раз, когда его «открываю», почему-то сразу вспоминаю не щекочущий нервы привкус металла на зубах — верный признак высокой радиоактивности — и не сплошную «стену» рыбы, гибнущей в реке Припять и панически тыкающейся в иллюминатор моего скафандра. А вспоминаю на первый взгляд обычный эпизод одного из дней вахты: водолазное обследование приемной камеры береговой насосной станции ЧАЭС с целью предотвращения аварийной ситуации.

Серебро почернело
Работа мощного водяного насоса была приостановлена. На этот раз спускаться под воду предстоит Сергею Марцу. Натягиваем на него водолазную рубаху тяжелого трехболтового снаряжения. И вот он под водой. Из динамиков переговорного устройства сквозь шипение воздуха слышны короткие реплики. Вроде бы все как всегда. И вдруг…

«Что за черт...» — вырвалось из динамиков. Еще не успели сообразить что к чему, как сигнальный конец, соединяющий нас с Серегой, едва не вырвало из моих рук. Я сильно испугался за своего товарища, от которого отделяла семиметровая стена воды, и из последних сил старался удержать трос. В этот момент связь восстановилась. Оказывается, опытного водолаза, которого дезориентировало течение, инициированное другими насосами, мощным потоком затянуло в соседнюю, работающую, приемную камеру и как щепку бросило на заградительную решетку. Надо отдать должное Сереге: вначале он пытался своими силами вырваться из цепких объятий агрегата, но с каждым движением водолаза еще крепче присасывало к решетке, а силы были на исходе. Но Сергей не терял самообладания и даже пытался шутить. А нам было не до шуток.В итоге благодаря общим усилиям и с помощью вовремя подоспевших ребят из турбинного цеха его удалось благополучно вырвать «из лап Нептуна». Когда с героя дня стягивали водонепроницаемую водолазную рубаху, шерстяное белье на его теле было абсолютно мокрым. От пота. А ведь на месте Сереги мог быть я или мой коллега Павел Сутрин.

Сколько еще различных критических ситуаций довелось пережить за время подводной вахты! Помнится, на моей груди тогда был серебряный образок с изображением святого Георгия Победоносца. Три десятилетия я ношу его, не снимая. И там, в тридцатикилометровой зоне, молился я ему о спасении. Серебро почернело, как будто образок впитал весь черный негатив, окружавший меня в эпицентре атомной трагедии, и оградил от беды. И я продолжаю молиться своему святому покровителю, в честь которого родители меня и назвали.

О, «шитики» летают!...
Да, мы делали все, что делать было нельзя, ведь согласно «Единым правилам безопасности труда на водолазных работах» спуски в радиоактивную среду запрещены. И объективности ради скажу: нас, водолазов, действительно вызывали лишь на такие объекты, где без человеческих рук и глаз под толщей воды обойтись было никак нельзя. Как-то нам предстояло нырять с одного из бетонных склонов, опоясывающих пруд-охладитель ЧАЭС. Место спуска сильно «светилось», поэтому солдаты заблаговременно накрыли его рулонным свинцом, а чтобы водолаз не поскользнулся, соорудили деревянный трап с поручнем. И вот мы на объекте. Прикрепленный к водолазной станции дозиметрист из Белоруссии (имя его, к сожалению, запамятовал), прежде чем записать новые показания в рабочий журнал, включил свой допотопный армейский прибор ДП-5В и тут же воскликнул:— О, «шитики» летают!

Подхожу ближе, интересуюсь: мол, что за «шитики»? Тот молча ткнул пальцем в шкалу дозиметра. Оказывается, фон в том месте, где через несколько минут предстояло спускаться на дно пруда-охладителя, составлял 30 миллирентген в час. Я попытался узнать, почему «фон» он заменил этим загадочным словом, но в ответ услышал, что так называют радиацию и другие дозиметристы. Больше к этому разговору не возвращался, но один случай помог мне расставить все точки над «і».

Наша бригада проживала в Чернобыле в пятиэтажной хрущевке, что по улице Кирова, 2-а. Как-то я узнал, что сотрудники закрытого института робототехники из Ленинграда, чьи роботы трудились там, где пребывание человека было бы смертельным, квартируют неподалеку от нашей общаги — в помещении эвакуированного детского сада. Естественно, мне захотелось поближе познакомиться с творцами умных машин, о подвигах которых уже тогда ходили легенды.

Подогретый слухами и заинтригованный, я уверенно ступаю за порог детского сада. Признаться, ожидал увидеть серьезных, погруженных в глубокие раздумья ученых мужей, а встретил веселых и прикольных ребят, которые в этих неприспособленных стенах довольно неплохо наладили свой быт. Сквозь шум и гам доносились смех и даже хохот. Ощущение было такое, будто бы я действительно попал в детский сад, населенный взрослыми детьми. (Кстати, большинство этих весельчаков и балагуров оказались кандидатами и докто-рами наук).

И тут я увидел стенгазету «ШИТИК» постоянно действующей экспедиции Ленинградского НИИ робототехники. Так вот откуда появилось это дивное слово! Но как ни пытался выяснить, кто так назвал стенгазету и что, собственно говоря, означает это слово, никто вразумительно ответить не смог. Дело в том, что вахты меняются через пятнадцать дней, и нынешний заезд оказался в полном неведении.

Но что интересно: каждая вахта считала своим долгом оставить в стенгазете свои «автографы» в виде ехидных заметок по поводу и без, местных анекдотов и разных приколов. И я понял, что только умные и мудрые люди, которые страдают разве что хроническим оптимизмом и к тому же наделены здоровым чувством юмора, смогли создать здесь, в эпицентре смертельной борьбы с последствиями ужасной атомной катастрофы, вот такую веселую, почти КВНовскую атмосферу. Атмосферу, которая ничем бы не напоминала ни о «бэрах», ни о «рентгенах», ни о постоянном фоне, ни о, вполне возможно, безрадостной перспективе.Эти люди смеялись в лицо невидимому, но грозному врагу, они с неприкрытым сарказмом нарекли его иронически унизительно — «ШИТИК». И я запомнил это дивное слово на всю жизнь. Возможно, именно оно помогло мне пережить «атомную блокаду» и не заболеть, как многие, радиофобией.Я вышел из «детского сада» во двор. Под ногами скрипел снег. Стояла суровая зима 1987-го. А вокруг летали «шитики». Много «шитиков».Но они уже не пугали.

А через год Сереги не стало…
Уже и не знаю, запомнил бы я так отчетливо чернобыльские события 26-летней давности, если бы не фотографии. Вот и на этом черно-белом снимке на фоне «засветившейся» водолазной рубахи сидят трое молодых парней — профессиональных водолазов-ликвидаторов из Киева: Сергей Марц (крайний слева), Павел Сутрин (в центре) и я. На обратной стороне лаконичная надпись: «ЧАЭС, гидроцех, февраль 1987 г.». Всматриваюсь в лица своих побратимов и на мгновение забываю, что за окном не апрель 2012 года, а леденящий чернобыльский февраль 1987-го, когда мы, даже не осознавая, что рискуем, в перерывах между работой смеялись, шутили, дурачились, одним словом, жили. Да, жили.

Однако не все дожили до наших дней. Особенно больно и горько мне вспоминать о своем чернобыльском побратиме Сереже Марце. Водолаз 1-го класса, он не раз подставлял свое плечо товарищам, спускаясь под воду в самых горячих точках ЧАЭС, где его ожидало буквально «светящееся» от радиоактивных осколков дно пруда-охладителя, который находится в нескольких сотнях метров от взорвавшегося четвертого энергоблока атомной станции.

Серега был душой нашей водолазной команды. Как-то он поделился со мной, что когда проходил срочную службу на Балтийском флоте, в одном из увольнений познакомился с девушкой из Ленинграда. Это была любовь с первого взгляда. Вернувшись в Киев и устроившись на гражданке опять-таки водолазом в экспедиционный отряд подводно-технических работ, он продолжал с ней переписку. И вскоре, после отбытия чернобыльских вахт, женился и навсегда остался в Санкт-Петербурге. Да, навсегда. Потому что ровно через год Сергея не стало. Его памяти я посвятил стихотворение. Вот строки из него:
…И в этот день — трагедии ЧАЭС,
Когда в лесу пускают сок березы
И капли слез срываются с небес,
Тебе, мой побратим, вот эти розы…

Юрий НОВИКОВ,
ликвидатор аварии на ЧАЭС 1-й категории, лауреат премии «Незалежність» в области журналистики
"Вечерние Вести"
Погода;, Новости;, загрузка...
Погода, Новости, загрузка...
Погода, Новости, загрузка...

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Август 2018 (424)
Июль 2018 (1015)
Июнь 2018 (1010)
Май 2018 (1065)
Апрель 2018 (1024)
Март 2018 (1047)

ФОТОАРХИВ

«     Декабрь 2014    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
   
беспроводной интернет киев и область wimax интернет в киеве и областиРадио интернет в киеве и области заказать
preMax интернет в киеве и области заказать
Интернет на дачу#/a# в киеве и области