ВСЕ НОВОСТИ

Новости от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«     Апрель 2018    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
       
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Зона бизнеса

  463   0 09.04.2012, 13:01 | Статьи, Общество
Зона бизнеса Тюремщики втридорога покупают мясо для зэков и жалуются на безденежье

Нищета и неприспособленность к выживанию в конкурентной среде — удобная маска, под которой прячется отечественная система исполнения наказаний. На самом деле содержание заключенных давно стало бизнесом. Причем очень прибыльным. И чем беднее выглядит тюрьма, тем больше денег она приносит. Иллюзия вечной нехватки средств старательно поддерживается чиновниками всех уровней. И в чем-то они не лукавят: на зэков денег действительно недостает.

Курочка по зернышку
В бюджете 2012 года на Пенитенциарную службу заложено 2,625 миллиарда гривен. Это зарплаты сотрудникам, закупка питания и всего необходимого, транспортные расходы и прочее. Если допустить, что это единственный источник финансирования, то действительно негусто. По словам министра юстиции Александра Лавриновича, для человеческих условий содержания заключенных необходимо в три раза больше бюджетных средств. Правительство, мол, очень старается, изыскивает возможности. «Скажем, у нас есть около 20-ти объектов, которые требуют условно незначительного финансирования для завершения строительства, реконструкции, и это может серьезно повлиять на улучшение условий, — рассказывает глава ведомства. — Премьер-министр дал поручение, и Министерству финансов в том числе, тщательно изучить состояние этих объектов и возможности их финансирования». Острая нехватка денег, по словам г-на Лавриновича, вынуждает чиновников заниматься изменениями условий в порядке очереди. Догадайтесь с трех раз, какому порядку эта очередь подчинена. Итак, источник доходов номер один — ремонт помещений и все, что с этим связано.

В Харьковской области задержали замначальника одной из колоний, который брал деньги с родственников заключенных. Начальство управления Пенитенциарной службы в регионе сразу же вступилось за сотрудника: никакие это не взятки, а благотворительные взносы. Столичные коллеги мздоимца выразили солидарность: деньги принимались на ремонт колонии, и не только от родственников, но и от благотворительных организаций. Так что задержанный никакой не взяточник. Наоборот, старается улучшить условия в тюрьме. А то, что за «добровольные взносы» зэкам обещали помочь с условно-досрочным освобождением, ложь. И, тем не менее, Червонозаводская районная прокуратура возбудила уголовное дело по факту получения взятки. Неофициальная версия, рассказанная бывшим заключенным, отбывавшим срок в этой колонии, такова. Взносы брали всегда, действительно оформляли их как благотворительные. Но замначальника кому-то не угодил — то ли в СБУ, то ли в прокуратуре. И взяли его на том, чем промышляет практически каждое бюджетное учреждение в стране. Кстати, какой-никакой ремонт в части помещений колонии сделали. В основном руками самих зэков. Но кто знает, сколько денег при этом списали на мастеров и материалы.

Однако ремонт — это только начало. Ни в одном законе не написано, что камеры в местах лишения свободы могут сильно отличаться. А значит, нет там и инструкций, кого в каких условиях содержать. Достаточно распространена практика, когда «новеньких» распределяют в самые жуткие камеры, переполненные и грязные. А потом намекают: мол, сменить обстановку можно, но не даром. Виктор Кобзаренко, просидевший в Лукьяновском СИЗО более года и впоследствии признанный невиновным, рассказал газете «Сегодня», что почем в столичном изоляторе.

«За год я сменил 15 камер, — говорит Виктор. — Некоторые настолько перегружены, что дышать было невозможно. Например, в «сороковнике» сидело до 60 человек. Люди спали под нарами на полу, по очереди. Год назад, когда я сидел, расценки за переезд были в пределах 200–300 долларов. Я, например, так перешел из камеры, рассчитанной на 24 человека, но в которой сидели 40, в менее населенную «хату». Такса за пользование телефоном — 500–600 гривен. За то, что тебе принесут запрещенную домашнюю еду, возьмут около 100–200 гривен. По слухам, наркотики можно было получить за 500 долларов». Из таких «мелочей» состоит «подработка» администрации. Но, конечно, не только из них.

Как рабы на галерах
Согласно закону, заставлять заключенных трудиться нельзя, то есть, если есть рабочие места, сидельцы могут «устроиться» добровольно. И действительно, оформлены всего 30% осужденных. Вот только это не значит, что остальные ничего не делают. Просто официально они ничего не получают. А трудятся, по словам правозащитника Дмитрия Гройсмана, как все. И даже больше.

До начала 2000-х продукция, выпускаемая сидельцами, за деньги практически не продавалась, было время бартера. Еда, попадающая на стол к заключенным, до сих пор процентов на 60 — результат натурального обмена. Но опять-таки это официальная статистика. На днях сотрудник Калиновской ИК №27 Владимир Романенко в эфире одного из телеканалов рассказал, как зарабатывает руководство колонии и что творится за «колючкой». По его словам, зэки производят оружие на продажу, и начальство имеет с этого огромные деньги. Неплохо себя чувствуют и сами осужденные — алкоголь, травка. Охране, как уверяет опер, дан приказ не вмешиваться. В Пенитенциарной службе назвали все это враньем. Мол, Романенко «в последнее время характеризовался на службе с негативной стороны», так что верить ему нельзя. Но сложно игнорировать видеозапись, сделанную работником в стенах колонии.

Не так давно много шума наделал ролик, снятый сотрудником (теперь уже бывшим) Криворожской исправительной колонии №80 майором Виктором Худаковским. На скрытую камеру он зафиксировал работу сидельцев. На записи видно, как в небольшом помещении зэки чистят грецкие орехи. Но, по словам автора ролика, официально все они «к труду не привлекаются». То есть никакой платы не получают. А колония, вернее, некоторые ее сотрудники, имеют чистую прибыль. Эти деньги не направляются на выплату компенсаций пострадавшим, не перечисляются на счет осужденного. «Я проходил службу в этой колонии. Был начальником отделения. Вот, к примеру, участок КДиР (карантина, диагностики и распределения). На дворе ночь, но зэки не спят, они должны чистить орехи, — комментирует свой ролик Худаковский. — Помещение для приема пищи завалено мешками с орехами. Днем работают во дворе».

На видео, предоставленном бывшим тюремщиком, автомобиль с сырьем свободно, без всяких документов заезжает на территорию ИК. По словам Худаковского, привез мешки сотрудник колонии, младший инспектор по проведению свиданий. Вообще-то без подписи начальника пенитенциарного учреждения или его зама такие вещи не делаются. При ввозе-вывозе материальных ценностей обязан присутствовать еще и главный бухгалтер. Должны быть накладные, документы, в которых указано, что, сколько и куда отправляется. Должен вестись табель учета рабочего времени осужденных, его закрывают, а согласно акту выполненных работ, начисляют зарплату. Но Худаковский уверяет, что ничего этого в истории с орехами не было. И таких «орехов» хватает практически в любой тюрьме.

Щедрый вечер
Работает отлаженная схема. Например, брат начальника колонии владеет некой фирмой «Н». Она получает заказ на производство металлических ограждений. Работу бесплатно выполняют зэки, а в договоре исполнителем указывается «Н». В итоге деньги перечисляются на счет компании, и все счастливы. Ну почти все.

Понятно, что часть заказов абсолютно легальна, оформляется в маркетинговом отделе областного управления департамента и фигурирует в отчетности. К примеру, каждый, кто хоть раз пользовался услугами «Укрзалізниці», сидел на матрацах, сшитых руками сидельцев женской Черниговской колонии №44.
Оборудование для металлургических заводов, мебель, кованые детали — ассортимент производимого заключенными огромен. Но настоящие объемы работ и годовой оборот — тайна за семью печатями. Даже официально оформленный на колонию заказ не гарантирует, что в документах указаны реальные суммы, количество продукции и сроки.

Вечная нехватка денег на содержание заключенных в нормальных условиях усугубляется еще и щедростью чиновников, когда речь заходит о госзакупках. Не нужно ходить далеко, посетим сайт Пенитенциарной службы. Открываем последний Отчет о результатах проведения процедуры открытых торгов по закупке мяса от 16.02.2012. 700 тонн замороженных куриных окорочков тюремщики приобрели за 12,6 млн гривен. То есть по 17,95 грн за килограмм. При этом средняя оптовая цена такого мяса — 12 грн/кг. А при условии покупки от 4 тонн и того меньше. В масштабах закупки разница — 4,2 миллиона гривен. Кто-то действительно думает, что эти деньги пошли на курятину для зэков? Та же история со всеми торгами, проведенными департаментом. 350 тонн сока за без малого 2 млн грн, которого сидельцам вообще не видать, 500 тонн перловки, закупленной дороже, чем в магазине. И все «чесно, прозоро й ефективно».

Марина БРЫЛЬ
"Вечерние Вести"
Погода;, Новости;, загрузка...
Погода, Новости, загрузка...
Погода, Новости, загрузка...

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Апрель 2018 (709)
Март 2018 (1047)
Февраль 2018 (813)
Январь 2018 (943)
Декабрь 2017 (989)
Ноябрь 2017 (908)

ФОТОАРХИВ

«     Декабрь 2014    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
   
беспроводной интернет киев и область wimax интернет в киеве и областиРадио интернет в киеве и области заказать
preMax интернет в киеве и области заказать
Интернет на дачу#/a# в киеве и области