Новости от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«     Сентябрь 2017    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
     

Бег по валютному кругу

  360   0 23.01.2012, 11:22 | Статьи, Экономика
Бег по валютному кругу
Нацбанк до предела политизировал экономику, поставив на колени отечественного производителя

За 2011 год международные резервы НБУ сократились на 8% (в суммарном выражении — на $2,78 млрд). Это стало следствием действий монетарных властей страны, сосредоточивших свои усилия на стабилизации курса гривни и при этом напрочь игнорирующих ряд важнейших задач макроэкономической политики.

Мы его давили-давили
Зачем Нацбанк на протяжении прошлого года выкачивал с рынка гривневую ликвидность, лишая средств банковскую систему, которая вынуждена была прекращать кредитование испытывающей кризис экономики Украины? Американцы в таком случае говорят: если зверь выглядит как собака, лает как собака и кусает как собака, то, скорее всего, этот зверь и есть собака. Так что ответ прост: Нацбанк Украины желал не допустить роста курса доллара без продажи валюты из своих резервов. Однако в полной мере не получилось достичь ни одного, ни другого.

Зачем же главный финансовый регулятор страны давил на доллар, ухудшая состояние экономики, бюджета, торгового и платежного балансов? Ответ, если вспомнить ту же «американскую собаку», прост: Нацбанк весь прошлый год хотел, чтобы кто-то «сбросил» большой объем валюты. Банки? Так они купили ее себе ровно столько, сколько надо для выравнивания сальдо валютных активов-пассивов. Экспортеры? Так ведь без введения обязательной продажи части валютной выручки их не заставить сделать этот опрометчивый шаг. Так кто же тогда объект «психической атаки» НБУ? Спекулянты из числа банков с совокупной позицией максимум десяток–другой миллионов долларов, предприятия или все же население со своими запасами в $65–70 млрд (по крайней мере, эта сумма упоминается в СМИ)?

Ответ, думаю, очевиден. Нацбанк «атаковал» украинцев, принуждая их избавиться от части сбережений. Не получилось: в 2011 году граждане приобрели наличной инвалюты на $13,45 млрд больше, чем продали. Из них $2,13 млрд было размещено на валютные банковские депозиты и $3,8 млрд направлено на погашение кредитов. Оставшиеся $7,52 млрд фактически были выведены из экономики (хранились в «чулке»). Но вряд ли стоит обвинять население в несознательности или злонамеренной попытке усугубить экономическое положение страны. Серьезное превышение покупки валюты над ее продажей — иллюстрация отношения граждан к проводимой в стране экономической политике, оценка ее перспектив. В свою очередь Нацбанк продемонстрировал, что согласен пойти на все, лишь бы не дать гривне снизиться.

Понятно, что НБУ превратил валютный курс в своеобразный фетиш не столько из личной прихоти, сколько по указанию «старших товарищей». Вопрос политизирован: руководство страны отдает себе отчет в том, что сколь-нибудь заметная девальвация гривни в преддверии выборов грозит дополнительным снижением рейтинга действующей власти. Поэтому стараться удержать курс любой ценой будут вплоть до конца октября. Получится ли?

Страусиная позиция
У проблемы курсообразования есть и другая сторона, которая представляется куда более важной. Дело в том, что курс гривни к иностранным валютам — это не просто некий специфический индикатор, а механизм влияния на экономику. Но складывается ощущение, что об этом и НБУ, и правительство, скажем аккуратно, подзабыли.

Считаю важным напомнить недавнюю историю, из которой, похоже, делать выводы власть не намерена. Осенью 2008 года в Украине произошло резкое сокращение промышленного производства. Причиной этого послужил не только пресловутый мировой финансовый кризис, но и совокупность внутренних факторов: «инфляция издержек» в 2002–2008 годах, вытеснение импортом отечественных производителей с внутреннего рынка и в качестве детонатора — изъятие Нацбанком весной–летом 2008-го из денежного оборота порядка 20 млрд грн. Кстати, в прошлом году наблюдались продолжительные периоды, когда НБУ «вымывал» из обращения около 15 млрд грн, из-за чего многие финучреждения были вынуждены поднять проценты по депозитам до заоблачных высот, а ряд банков задерживали клиентские платежи.

Остановлюсь подробнее на вопросе импорта. Украина сильно зависит от целого ряда завозимых товаров: топлива, продовольствия, технологического оборудования, электроники, химии и др. На стыке 1990–2000-х предметом гордости чиновников было увеличение положительного сальдо торгового баланса. После кризиса 1998 года ввоз импортных товаров в Украину снизился, что стимулировало отечественную промышленность к импортозамещению. Но, начиная с 2004-го, прирост импорта начал опережать прирост экспорта. При этом скачок цен в сырьевом секторе (основная доля украинского экспорта) составил 150–200%, тогда как большая часть импортируемых товаров (за исключением топлива) подорожала непропорционально. То есть прирост экспорта шел за счет подъема цен, а импорта — благодаря увеличению физического объема ввозимой продукции. Ситуация особенно обострилась в 2011 году, по итогам 11 месяцев которого дефицит внешнеторгового баланса достиг $12,8 млрд.

Что делают монетарные власти большинства стран в подобных условиях? Разными методами способствуют снижению курса своей национальной валюты. В результате экспорт становится более привлекательным и доходным, а импорт утрачивает эти характеристики. Итогом является выравнивание сальдо внешнеторгового баланса. Кстати, вместе с ним прекращается девальвационное давление на национальную валюту.

Будет несправедливо еще раз не упомянуть и такие следствия «железобетонного» удержания курса гривни, как увеличение ставки по кредиту, отказ многих банков от кредитования промышленности, что происходит во многом вследствие политики «денежного сжатия», упорно проводимой финансовыми властями страны в прошлом году. Более того, многие банки из-за искусственно создаваемых кризисов ликвидности потребовали от предприятий досрочного возврата кредита, таким образом, лишив их оборотных средств (мотивы подобных действий финучреждений понять несложно).

Конечно, мировой экономический кризис тоже внес свою лепту в слабость темпа развития экономики Украины, отбирая у ряда украинских предприятий часть экспортной выручки. Но все-таки его влияние по сравнению с далекой от совершенства монетарной и валютной политикой второстепенно. Причины кризиса, а также последующего застоя в экономике (2008–2011 годы) не столь уж сильно зависят от мирового финансового коллапса.

Валютная и монетарная политика последних лет направлена на стимулирование импорта и создание невыгодных условий для отечественного производителя: ограничение денежной массы, которое лишает экономику оборотных средств под предлогом недопущения девальвации и инфляции, изъятие денег из реального сектора, упорная борьба за стабильность гривни (борьба ради борьбы, а не ради результата в масштабах экономики страны). Увеличение ввоза зарубежной продукции ведет к росту спроса на инвалюту, это, в свою очередь, оказывает девальвационное давление на гривню. Но Нацбанк из последних сил удерживает отечественную валюту от ослабления, чем вновь повышает привлекательность импорта. Круг замыкается. Вместо того чтобы выпустить пар (плавно снизив курс гривни), монетарная власть способствует повышению давления в системе, попутно расходуя международные резервы Украины. Ведь все равно рванет, только последствия будут хуже…

В 2008 году курс доллара был искусственно доведен до 4,5 грн, что поставило отечественную промышленность на грань выживания. Кризис той осени вынудил Нацбанк и Минфин поднять его до отметки 8 грн, но уже понятно, что этого не достаточно, чтобы создать благоприятные условия для украинского производителя. Поэтому, независимо от тактических факторов с политическим привкусом, целесообразность в плавной и управляемой девальвации гривни существует.

Не могу и не хочу!
Несколько лет назад довелось услышать высказывание бывшего зампреда Центробанка России С. Алексашенко, который выразил интересную мысль: «Валютный курс — это инструмент, процентная ставка — это результат». Согласен с авторитетным банкиром частично, потому что полагаю: процентная ставка тоже является инструментом экономической политики. Но сейчас речь идет не об экономической философии. К сожалению, Украина наглядно демонстрирует, что использовать валютный курс для проведения разумной и эффективной экономической политики она либо не хочет, либо не может (или и то, и другое). О ставке же рефинансирования, которая в отечественных реалиях не играет практически никакой роли в деятельности экономических субъектов, вообще промолчу. Это тема для отдельного разговора.

Людвиг МИЗЕС
"Вечерние Вести"
Погода;, Новости;, загрузка...
Погода, Новости, загрузка...
Погода, Новости, загрузка...

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Сентябрь 2017 (2830)
Август 2017 (4339)
Июль 2017 (4499)
Июнь 2017 (4060)
Май 2017 (4206)
Апрель 2017 (2361)

ФОТОАРХИВ

«     Декабрь 2014    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
   
беспроводной интернет киев и область wimax интернет в киеве и областиРадио интернет в киеве и области заказать
preMax интернет в киеве и области заказать
Интернет на дачу#/a# в киеве и области