ВСЕ НОВОСТИ

Новости от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«     Январь 2018    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
   

Богдан СТУПКА: «На сцене нужно оставаться ребенком»

  319   0 26.07.2012, 16:16 | Статьи, Культура
Богдан СТУПКА:  «На сцене нужно оставаться ребенком» Не стало Сильвестровича… И опустело как-то все вокруг. Не в кино, а вообще в жизни. А какая она была — его жизнь? Пусть он сам об этом расскажет…

«Вечерами я боялся выходить из дома…»
Мне было три года, когда взорвали нашу хату в Куликово под Львовом. Услышали гул самолетов — и тут же выскочили наружу. А в дом угодила
бомба.
В селе тогда немцы стояли, поэтому, наверное, бомбили ваши. То есть наши. Словом, свои. После наступления видел в полях убитых советских солдатиков, у которых на щеках пушок рос вместо щетины. Повешенных на столбах помню. А сколько пацанов подорвалось на найденных уже после войны минах и снарядах? Хвостиком бегал за старшими ребятами, они гнали меня прочь, и все равно чудо, что я уцелел!
Мы жили по соседству с НКВД, буквально за забором. Чекисты без конца ездили на облавы, привозили из леса убитых мужиков и складывали трупы в штабеля. Через щели в ограде были видны чьи-то простреленные головы, перепачканные кровью руки и ноги. Днем куда ни шло, а вечерами я боялся выходить из дома. Если мама посылала за чем-нибудь в хлев, пулей летел туда и обратно. Такие воспоминания моего детства. Тот страх глубоко засел. Парадоксально, но без него, может, и актером не стал бы.

***
Мать очень хорошо знала Библию. Мама образованной женщиной была. Например, посмотрела «Мастер и Маргарита» в нашем театре, а до того не читала Булгакова. Мы потом сидим на кухне после спектакля. А она спрашивает: «А кто это написал?» Я говорю: «Некий Михаил Афанасьевич Булгаков». — «А он не болел?» Я говорю: «Болел. У него был склероз почек, он даже одеться сам не мог». — «О, — мама говорит, — это его Господь Бог наказал». Спрашиваю: «За что?» — «А он хотел сделать свое Евангелие. Он с Дьявола сделал Бога. И за это его и наказал Господь Бог». Можно принимать эту мысль или не принимать, но на меня подействовало.

***
Мама меня всегда критиковала. Отец всегда радовался моим удачам и говорил маме: «Мария, ну чего ты к нему пристаешь!» Она своими замечаниями всегда помогала мне находиться в состоянии ученика. Творческий человек всегда должен оставаться учеником. Когда начинается новая работа, ты не знаешь, в каком направлении все пойдет, у тебя появляется множество сомнений. И в этих сомнениях — получится, не получится — залог прогресса. Каждый наш выход на сцену является риском. И от провала не спасут никакие регалии, звания, никакие дипломы о высшем образовании. Нужно уметь использовать во благо работы весь опыт своей быстротекущей жизни.

«Вывернуть себя наизнанку —
и не попасться»
Публичность не лишает человека одиночества. Жизнь — это одиночество бегуна на длинной дистанции. Вот и я бегу на длинной дис-
танции. И даже когда есть общение, взаимодействие с людьми, человек одинок. Ведь главное — это каков ты наедине с собой.
С другой стороны, существует семья — среда обитания, без которой не вижу и не мыслю себя. Есть главная радость — жена, сын, внуки, друзья, единомышленники, благодаря которым я существую. А остальное — это суета. Суета сует и всяческая суета.
На могиле Григория Сковороды записано: «Мир ловил меня и не поймал». Сохранить себя можно, только если помнить об этих сетях, которые расставлены повсюду. Для актера эта задача трудна вдвойне. Вывернуть себя наизнанку — и не попасться. Оставить что-то для других ролей и для себя, для жизни. Но об этом я уже не буду рассказывать.

***
Слаб человек. Впрочем, не стану наговаривать: по натуре я не жадный, не завистливый, не злой. Не слягу с сердечным приступом из-за того, что у соседа на столе семга и красная икра, а у меня лишь горилка и шмат сала. Да, я жаждал славы, известности, успеха, однако по-прежнему хочу, чтобы на моей могилке написали, как у почитаемого мною Григория Сковороды.

***
Зависть — страшная вещь, она живет в каждом. Но разные люди по-разному выстраивают с ней отношения. Один ее прячет, другой не стыдится, третий пытается преодолеть, благодаря чему может подойти к своему коллеге, искренне поздравить с успехом и сказать: «А у меня так не получилось бы». Зависть заставляет нас искать причины собственных проблем в ком-то другом вместо того чтобы искать их в себе. Увидеть корень зла в себе непросто, а от чужого успеха нас обычно бросает в жар.

«Радость творчества —
в мучениях»
Вдохновение... Вряд ли можно объяснить, что это. Я знаю только то, что вдохновение рождается в подсознании, минуя все рациональные установки, рецепты и предписания. Только в подсознании может возникнуть настоящий творческий импульс. Вот я знаю то-то и то-то, знаю, что я люблю, а что ненавижу, этому меня учили, а об этом я прочитал. Приобретенные знания и навыки необходимы для ремесленника, но не всегда для художника. В творчестве есть такие моменты, когда знания бесполезны. Единственное, что необходимо — это погружение в подсознание. Тогда рождается искусство. Как говорил американский актер Лон Чейни в фильме «Человек с тысячью лиц»: артистом, как и идиотом, нужно родиться. Анализировать подлинный талант невозможно: вопросы есть, а ответов на них нет.

***
Где кончается сомнение, там начинается гордыня. По-настоящему великими делами всегда движет сомнение. Даже великое достижение в искусстве не может увековечить артиста на пьедестале: художник постоянно должен доказывать себе и миру, что высшая планка еще впереди, что талант еще не исчерпан, что дар не приумножен. Остановка, довольство собой означают творческую смерть. Только в постоянном сомнении в собственных возможностях, в глубине таланта можно достичь радости творчества. А радость творчества возникает только в мучениях. Творчество не может родить плодов без мук и кропотливой работы над собой: вне этих мук искусство перестает быть искусством, превращаясь в экзерсисы, которые не приносят подлинной радости ни тебе, ни другим.

***
В искусстве важна открытость и непосредственность. На сцене нужно оставаться ребенком. Кесарю — кесарево, а Богу — богово. Когда я работаю над ролью, то все отбрасываю. И становлюсь как белый лист. И тогда что-то получается. А если подходить к роли с каким-то умыслом, с рациональной задачей, то для творчества остается так мало места, что это перестает быть интересным.
Человек, приносящий с собой на сцену свои житейские заботы, опыт, пусть даже профессионализм, вряд ли сможет стать другим. Я знаю артистов, для которых совмещение должности на высоком административном посту и актерства стало настоящей трагедией. Редко кто, побывав у власти, может вернуться к подлинной творческой жизни. Актера без зрителя не бывает. Главное, чтобы само творчество рождалось изнутри как подлинное человеческое переживание, а не хитроумная маскировка.

«Христос тоже хотел быть ниже всех»
Первый мой успех связан с тем, что я в юности танцевал рок-н-ролл в узких брюках, которые называли «дудочками» — они были перешиты из дедушкиных штанов. А еще была стильная прическа: перед зеркалом на голове долго выкладывался кок. В те годы по улицам ходили бригады содействия милиции, которые охраняли нравы советских людей. Когда они встречали такого стилягу, то хватали и тащили в подъезд, били под дых и ножом распарывали модные брюки. В том, что я обратил на себя их внимание, что меня за дудочки и рок-н-ролл хотели даже исключить из театральной студии, я вижу свой первый успех. Я был тогда во Львове королем рок-н-ролла. Игорь Хома, кандидат медицинских наук, создал оркестр, который мы называли «Джаз-бенд Хома энд Оклахома». Игорь сам делал джазовые обработки народных песен, его брат играл на перкуссии, а я у них был конферансье и изображал пантомимы. В первой я показывал пижона на свидании, а во второй изображал мужа, который остается вместо жены на хозяйстве и нянчится с маленьким ребенком. Ко всему же я первый позволил себе вести конферанс на львовском диалекте, который звучал на улице: «Прошу-перепрошую, дороге панство». В те времена это было очень смело.

***
Режиссер Борис Тягно взял меня, студента-первокурсника, на роль робота Механтропа в спектакль «Фауст и смерть» Александра Левады. Когда по сюжету понадобился танец, я использовал рок-н-ролл, который оттачивал дома перед зеркалом. Благо во Львове мы могли слушать по радио Варшаву, которая транслировала Элвиса Пресли. С этим спектаклем мы поехали в Москву. И я, девятнадцатилетний студиец, играл на сцене МХАТа, по которой ходили Станиславский, Книппер-Чехова. Выйти на такую сцену — это была мечта. На следующий день после спектакля мы с Ярославом Гелясом пошли на ВДНХ и нас там узнали вчерашние зрители. Я ощутил вкус успеха.

***
Я очень хотел сняться в фильме. Еще когда был студентом, раз пять, если не больше, ходил на один французский фильм, на героя которого, как мне сказали, я был похож. И вот после каждого сеанса я первый выходил из зала, становился возле дверей и ждал, что кто-то во мне узнает французского актера. Но все проходили мимо, не обращая на меня внимания. Однако кино пришло в мою жизнь, когда мне было почти тридцать лет.
Знаменитым я проснулся после «Белой птицы с черной отметиной». Правда, в этот фильм Юрий Ильенко сначала брал меня на эпизодическую роль. Роль Ореста, которая мне очень понравилась, предназначалась для Ивана Мыколайчука. И здесь мне на руку сыграла партийная цензура. Иван к тому времени уже сыграл роль Шевченко. И люди из ЦК, просматривая кинопробы «Белой птицы», перестраховались и предложили Ильенко, чтобы он взял на роль Ореста меня. Нельзя было, чтобы Тарас Шевченко ассоциировался у зрителя с бандеровцем.

***
Я никогда на своем пути не обхожу замечательных людей и вытягиваю из них все, что они знают. В картине «Ныне прославися сын человеческий» я играл архиерея. И все время думал, имею ли право надеть его облачение на свое бренное грешное тело? Съемки проходили в храме. Я заходил туда, садился в сторонке и думал. Режиссер Артур Войтецкий со мной даже не репетировал. Он говорил: «Так, Ступку в кадр! Давай крупный план, быстренько!» А я все это время смотрел на купола, на иконы, и такое в моей душе происходило! И вот на смертном одре мой герой произносит: «Я думал, что жизнь будет длинной-предлинной, без конца и края. Но жизнь я прожил хорошо». Когда он выходил из церкви, люди падали на колени и целовали ему руки, а архиерей говорил: «Господи, они меня боятся, а я хотел, чтобы они меня любили!» Такие произведения на меня действуют фантастически. Это было в 1993 году, а я помню. Вот, например, Иисус Христос тоже хотел быть ниже всех. Если над этим поразмыслить, то можно постичь глубокий смысл.
Поэт всегда ученик. Художник всегда ведомый. Поэтому не гордись тем, что тебе не принадлежит. Ты просто использовал то, что тебе даровано, — не растратил, не расплескал. Быть может, лишь в сохранении таланта и есть твоя заслуга. Это миссия каждого одаренного человека — сохранить и обогатить свой талант. Ведь над тобой работало очень много людей, ты венец Божьего творения, и твой удел в этом мире — научиться ценить и умножать богатство, которым ты владеешь. Вот это для меня истина.

Подготовил Андрей ЗЛЫЙ
Погода;, Новости;, загрузка...
Погода, Новости, загрузка...
Погода, Новости, загрузка...

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Январь 2018 (698)
Декабрь 2017 (989)
Ноябрь 2017 (908)
Октябрь 2017 (272)
Сентябрь 2017 (2872)
Август 2017 (4339)

ФОТОАРХИВ

«     Декабрь 2014    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
   
беспроводной интернет киев и область wimax интернет в киеве и областиРадио интернет в киеве и области заказать
preMax интернет в киеве и области заказать
Интернет на дачу#/a# в киеве и области